Dragon Age: Sacrifice

Объявление

информация:
5.02.2016 Временная администрация покидает проект. Форум остается в доступе для всех, кто хочет что-то сохранить или поиграть. Всем спасибо. 1.02.2016 Внимание! На форуме проводится #Перекличка.
Голосуем за того, кто будет следующей жертвой Пяти вечеров

31.01.2016 Форум снова работает!
Временно обязанности АМС исполняют Талан (skype: earoy.) и Эрмилеон (skype: skalyri).
Возвращаемся в игру :)

23.12.2015 Отсутствие АМС временно и вызвано серьезными проблемами IRL. Постараемся в скором времени разобраться и вернуться.

10.12.2015 Определены победители конкурса на лучший эпизод месяца. Поздравляем!

05.12.2015
Все участники приглашаются в #Голосование: эпизод ноября

26.11.2015
Создан раздел "Хронология". Всем участникам просьба создать персональную тему и заполнить её.

16.11.2015
По вопросам касательно игры и всего, с ней связанного, теперь можно обращаться в skype: nord_1967 (Логэйн).

Выложен первый квест, спасибо Эрмилеон и Маханону: #Рейд.
Запись здесь: Запись в квесты.

14.11.2015
Мы вконтакте:
https://vk.com/d_a_sacrifice
Форум открыт, игра начата, по всем вопросам - в лс администрации.
Располагайтесь и приятной игры.
Мы ждем Советников, Героя Ферелдена и прочих с распростертыми объятиями.
07.11.2015
Добро пожаловать на frpg DRAGON AGE: SACRIFICE.
Форум на грани открытия и ждет новых игроков.
Мы будем рады как каноничным персонажам, так и авторским - место найдется для всех.
Располагайтесь, регистрируйтесь и вступайте в мир Тедаса полноправным жителем.
наши партнёры:
Реклама текстовых ролевых игр Рекламный Дом RPG LYL Зефир, помощь ролевым Just London. XIX.  WEB 2.0
о форуме:
Я пришел к выводу, что можно заставить уважать себя,
предъявив безупречную родословную или устроив кровавую бойню. (c)

Рейтинг форума NC-21.
За основу сюжета взяты стартовые события DA Inquisition.
Для чтения форума есть ник Reader, пароль - 1234.
Февраль начался - время создавать новые эпизоды.
А в конце месяца узнаем, чей отыгрыш будет лучшим!
Акция для парочек в честь 14 февраля! Приходите вдвоем, мы окружим вас любовью и примем канонов по упрощенному шаблону :)
желтая пресса:
Поздравляем Фиру Табрис с победой в новогоднем конкурсе! Выразить свое восхищение можно в этой теме

Спасибо всем проголосовавшим в "Эпизоде месяца"! Получите законные плюсики в карму и благодарность администрации.

Нововведение - создан ник Game Master. Пароль - 12345 Вы можете использовать его при желании что-то отмастерить. С помощью скрипта, заботливо предоставленного Соласом, по мере необходимости меняются ник и аватар аккаунта. P.S. Лирическое отступление: если граждане игроки будут и в дальнейшем социально пассивны и не побегут все дружно голосовать за эпизод ноября, администрация достанет их в рассылке! Если ж и это не проймет, выберем сами, и это будет на вашей совести.

Всем новоприбывшим! АМС форума приветствует вас.
По любым вопросам, в том числе - с пожеланиями на игру, - вы можете
обращаться в лс к Логэйну или Фенрису.
Располагайтесь, мы рады вас видеть и желаем приятного пребывания на проекте.

Хасинд! Чтоб ты знал, я завидую, что у Хоука такая собака.
Л.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Sacrifice » Творчество » Потусторонние письмена.


Потусторонние письмена.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Санкционированное Ее Святейшеством углубление в суть текстов, начертанных на неведомых многим языках.

0

2

Перевод фанфика Все дороги ведут в Денерим. Будет выкладываться постепенно, благо объем неплох, а времени не так много, так что всем, кто хочет и может, советую прочесть в оригинале. Содержит сцены романса между лицами одного пола (и сцены такого рода в целом), но без откровенного разврата.

Может быть, каждое Начало и сбылось, но это не значит, что будет просто покончить с надоедливым архидемоном. Компании, в которую входит ненавидящая людей долийка, перевоспитавшийся повеса, магический гений с плохим нравом и многие другие, будет сложно пройти через Мор, не задушив друг друга (или Алистера).

1. Вор

- Зловонное дыхание Создателя, - выругалась рыжая эльфийка, проскользнув в дверь. Широкими шагами она подошла к кухонному столу и позволила упасть на него сжимаемому в руках мягкому свертку.
- Мне нужны новые братья. У этих двух дуболомов явно не все дома.
Дядя Цирион усмехнулся, на миг оторвав взгляд от котелка.
- Нужно ли мне напоминать, Шианни, что один из этих «дуболомов» - мой сын?
- Вот именно, - она скрестила руки на груди, но изогнутые в ухмылке губы показывали дяде, что говорит она не всерьез: – Я виню тебя.
Цирион мягко улыбнулся, возвращаясь к готовке.
- И в чем, позволь спросить, я виноват на этот раз?
- Насколько я поняла, сегодня они не появились на примерке костюмов, и, конечно, Кария накинулась на меня со своими жуткими иголками, - Шианни подняла голос на несколько октав, изображая портниху эльфийского сообщества: - «Если этого раздолбая собственная свадьба не заботит настолько, что он даже не потрудился зайти за своим костюмом, то меня это тоже не волнует!». А потом она впихнула мне в руки кучу одежды и удалилась, - она махнула рукой в сторону стола.
- И что мне делать с грудой материи? Крайне дорогой материи, попрошу учесть? И тут меня осенило… Я ведь могу задушить их ей! Это будет честно, не правда ли?
Пожилой эльф едва сдерживал смех.
- Шианни, ты не станешь душить моего сына.
- Ладно, так и быть. Но и шить им костюмы на свадьбу я не буду. Пусть Сорис и Финиан приносят свои клятвы голые как младенцы, - она задумалась и фыркнула: - Пожалуй, это развеяло бы местную скуку.
- Шианни!
- Даже не притворяйся возмущенным, дядя. Я вижу тебя насквозь.
Запрокинув голову, эльф рассмеялся. Продолжая улыбаться, он повернулся к собеседнице и сокрушенно покачал головой.
- Как бы то ни было… Пожалуй, тебе стоит найти мальчиков. Хотя бы для того, чтобы предупредить их о гневе Карии.
Шианни издала самый тяжкий вздох, на который была способна.
- Ладно, ладно. Я найду их и натравлю на Карию. Но только потому, что хочу увидеть, как Фин выберется из этой переделки, - она стянула кусок морковки, который Цириус как раз собирался нарезать, и выбежала из дома под звук его мягких порицаний.

Ближе к вечеру эльфинаж оживал. Дома, может быть, были перекошенными и потрепанными, но эльфы проявляли привычную душевную теплоту, приветствуя друг друга по имени и обмениваясь любезностями по пути. Старая Мариэль сидела под великим древом, в который уже раз рассказывая внукам о его истории. Близнецы Герел возвращались с работы в поместье Хоу, как всегда потрепанные и истасканные, бедняги (некоторые благородные обращались со слугами лучше, чем другие… Хоу, по слухам, был из последних). И мимо пробежал Валендриан, без сомнений торопясь разрешить очередной спор.
Жизнь в эльфинаже была нелегка, но это был их дом, и именно окружающие делали его таковым.
Хотя были двое, к которым Шианни не испытывала таких чувств, по крайней мере в данный момент. Если бы только она могла найти парочку, чтобы изложить им это без обиняков. Она заметила матушку Террин, которая пропалывала чахлый уголок земли, который в эльфинаже мог сойти за сад: - Миссис Террин!
- Слышу, слышу, дитя. Не нужно кричать, - престарелая эльфийка прищурилась, глядя на нее, - Каждый раз, когда ты открываешь рот, это портит впечатление от твоего милого личика.
Шианни закатила глаза, но улыбнулась, зная, что собеседница лишь шутит. Скорее всего.
- Я ищу своих братьев. Вы их сегодня видели?
- А, этот маленький шалун снова угодил в беду, не так ли? – Матушка Террин цокнула языком, разравнивая почву садика, - Вот и объяснение тому, как он ухмылялся, когда уходил.
Шианни вздохнула с облегчением. Вот в чем на местные столпы общества можно положиться, так это в том, что они будут присматривать за негодниками.
- Уходил? Так он в городе?
- И утащил бедного дурачка Сориса с собой. Ввязывается в переделки на рынке, без сомнений, - Террин закатила глаза, вновь сосредотачиваясь на садике.
- Поторопись, без тебя им может прийтись несладко.
Шианни благодарно кивнула и повернулась в сторону железных ворот, что отделяли их от города. Она бывала там не раз – обычно чтобы посетить таверну у доков, но речь не о том – и ей не слишком понравилось увиденное. Шемы… ожидали определенных вещей. Они хотели, чтобы эльфы вели себя соответствующим их положению образом: тихие, неприметные и послушные – то, что Шианни совсем не подходило. И ее это вполне устраивало, спасибо большое. Как бы то ни было, не опускавшего взгляда городского эльфа быстро замечали, а в том, чтобы быть замеченным шемом, не было ничего хорошего.

Шианни осматривала рыночную толпу, блуждая между торговцами и тщетно надеясь найти своих блудных братьев. И когда она наконец-то их заметила, оставалось лишь печально вздохнуть, потому что ситуация подтверждала все вышесказанное.
- …думай, что я не заметил, как твои пальцы блуждали у кармана благородной леди, эльф, - говорил сурово выглядящий стражник, пока Шианни приближалась. Оружие еще не покинуло ножен, но ладонь его лежала на рукояти меча, демонстрируя очевидную угрозу. Сорис, естественно, уже был в режиме клянусь-Создателем-мы-все-умрем, и в обращенном к Шианни взгляде без труда читались облегчение и мольба. Финиан, однако, был слишком стражем, чтобы обратить внимание на приблизившуюся сестру. Он закрыл собой Сориса, но его поза была удивительно неконфликтной: руки засунуты в карманы, взгляд прикован к земле, а каштановые локоны заслоняли глаза – все это Шианни видела столько раз, что провести ее было сложно.
- Прошу… прошу прощения, сэр… Клянусь, я и не помышлял о воровстве… Но кожа ее пояса… Я… На меня будто что-то нашло…
Страж моргнул, очевидно не ожидав чего-то подобного.
- Что?
Финиан поднял взгляд – его наивные карие глаза были слишком обезоруживающими для его же блага.
- Резьба, она… Точь-в-точь такая же была на поясе у моей матери. Она… - эльф снова опустил голову, а голос его задрожал, - она недавно умерла.
Враждебность стража испарилась. Он неуверенно осмотрелся по сторонам, ожидая подтверждения или поддержки, и повернулся к Финиану. Грубо, он чуть ли не прорычал: - Как бы то ни было, пусть это не повторяется впредь, остроухий, - с этим страж развернулся и стремительно зашагал прочь.
Как только он растворился в среди рыночных палаток, Финиан выпрямился и широко улыбнулся Сорису.
- Не хочу напоминать, что говорил тебе… Хотя постой, хочу. Жаль, что мы не поспорили.
Шианни подошла к парочке, скрестив руки на груди.
- И как этот страж только не узнал тебе, брат?
Он повернулся к ней с хитрой ухмылкой на лице.
- Он здесь новенький.
Сорис в облегчении привалился к стене ближайшей лавки.
- Он и дюжина прочих стражников, судя по всему. Настоящие бойцы отправились на юг, и Финиан проверял новичков весь день.
Фин пожал плечами.
- Пока что я не особо впечатлен. Пара была подозрительно похожа на плод запретной любви.
- Весь день, говоришь? – Шианни спросила, пытаясь подавить улыбку. Черт подери, она должна была злиться на него!
- И ничего не забыли?
Выразительные карие глаза Финиана широко раскрылись в картине воплощенной невинности, но Шианни знала его слишком хорошо, чтобы попасться на этот трюк.
- Точно! Примерка! Я совсем забыл, что Кария хотела тыкать и колоть меня в интимные места!
- Обычно такие вещи не забываются, брат, - фыркнул Сорис.
Личина Финиана дала трещину, и он рассмеялся.
- Тут ты прав.
Доля откровенности наконец-то вплелась в выражение его лица, и он бросил хитрый взгляд на Шианни.
- Полагаю, она накинулась на тебя?
Шианни отмахнулась от подразумевавшегося извинения, ухмыльнувшись.
- Никогда не выводи из себя женщину, которая хорошо обращается с иглами, или однажды поймешь, что остался без глаза, дурачок. А лучше вообще не раздражай женщин.
- Бесспорно, отличный совет.

Трио развернулось и направилось в сторону эльфинажа.
- Думаю, нам обоим стоит его запомнить. Учитывая, что мы скоро женимся, - отметил Сорис.
Финиан пренебрежительно махнул рукой.
- Не знаю, почему все это говорят. Очевидно, это гнусная ложь.
- То, что вы скоро венчаетесь? – рассмеялась Шианни.
- Сорис, он раскрыл наш секрет: все это - лишь заговор с целью обращения его на путь истинный. Что же нам делать?
Сорис явно не собирался подыгрывать, хмуро смотря на их брата.
- Брат, твое поведение меня волнует. Моя свадьба меньше чем через месяц, и твоя тоже на подходе. Может быть, пора перестать притворяться?
- Я не притворяюсь.
- Ребята… - Шианни попыталась предотвратить неизбежный спор. Все вело к нему неделями, честно сказать, но не вести же его перед шемами?
Сорис проигнорировал ее, остановившись посреди дороги, чтобы взглянуть в лицо собеседнику.
- Не притво… Финиан, мы будем женаты. Это должно быть волнующе… Ритуал перехода.
- Перехода к чему?! – Финиан стремительно развернулся, и лицо его было таким же мрачным как тогда, когда умерла тетя Адайя.
- К жизни, в которой я буду прикован к женщине, которую не знаю? И чего ради? Традиций? Традиции держат нас в этой жалкой клетке! Постоянно презираемые людьми, кланяющиеся и падающие ниц ради так называемой привилегии работать в их домах, просто потому, что традиции говорят, что мы больше ни на что не способны. Что это за жизнь?
Люди смотрели с видимым негодованием, особенно учитывая тему диалога. В другой ситуации Шианни нашла бы это забавным, но к ним, расталкивая толпу, уже спешило несколько стражников.
- Ребята, пойдем.
- Мы должны быть довольны тем, что имеем, - молил брата Сорис.
- Я не стану жениться. Найду какую-то лазейку, покину это место и отыщу способ дать тебе, Шианни, отцу и всем возможность жить лучше. Мы заслуживаем быть свободными, абсолютно и полностью.
- А вот я думаю, - протянул грубый голос, - что у вас, остроухих, свободы и так больше чем нужно. Доволен спектаклем, который закатил, эльф? Потому что пора откланяться, или мы наклоним тебя сами, - стражник усмехнулся своей ужасной шутке.
- Простите, сэр, - Шианни поспешила на помощь, потому что Финиан явно был слишком взведен, чтобы творить свои обычные чудеса – мы уже собирались уходить.
- Не-ет, мне кажется, что вам стоит остаться подольше, - второй стражник хрустнул костяшками, - Может, поглядим, как громко вы можете кричать, а?
- Достаточно, ребята, - подключился еще один голос, и двое стражников мигом вытянулись по струнке, когда к ним приблизилась третья фигура в доспехах.
- Сержант Кайлон, эти эльфы…
- Уже собирались уходить, как и говорили, - сержант строго посмотрел на троицу, но без обычного для прочих шемов презрения, - Вы двое можете идти.
Стражники удалились, бормоча что-то.
- Табрис, выверни карманы.
Шианни всхлипнула от смеха, вовремя закрыв рот рукой. Финиан хитро ухмыльнулся, выполнив приказ, и она была действительно удивлена, когда там не оказалось ничего, кроме нескольких серебряников и перышка… Хотя ей удалось заметить блеск чего-то сияющего, что мгновенно исчезло у ее брата в рукаве. Сержант на мгновение вперился взглядом в эльфа, очевидно не веря в его невинность ни на секунду. Тот и не пытался притворяться, широко улыбаясь стражу.
Наконец Кайлон тяжко вздохнул.
- Когда-нибудь, эльф. А теперь иди. И чтобы я не видел тебя здесь до конца дня.
Финиан расшаркался, подхватив оброненные монеты.
- Как и всегда, общаться с Вами – истинное удовольствие, сержант.
     
Финиан бежал домой практически вприпрыжку, светясь торжеством и, очевидно, полностью позабыв о недавнем споре. Они почти подошли к железным вратам, когда Шианни решилась.
- Не поверю ни на миг, что у тебя в карманах ничего не было, братец.
Тот усмехнулся, демонстрируя золотой соверен.
- Ловкость рук очень помогает в жизни, дорогая сестра.
- Нам повезло, что твоя ловкость не лишила тебя руки! И меня тоже, - простонал Сорис. Они пересекли мост, отделявший эльфинаж от города.
- Будет тебе, дорогой брат. Ты же знаешь, что руку отсекают лишь за воровство. Вас, как пособников, просто повесили бы.
- Не смешно. Совсем не смешно.
Финиан повел их к магазину Карии; Шианни ни за какие богатства не пропустила бы это зрелище. Изгибая губы в самой обезоруживающей из своих улыбок (и у него был весьма обширный арсенал), Фин постучался и просунул голову в дом портнихи.
- О, явился, без сомнения для того, чтобы тратить еще больше времени старой женщины! Потому что ей больше нечего делать, кроме как ждать его посещения!
Финиан проскользнул в магазин, источая сожаление и раскаяние. Сорис вошел следом, и его вид был гораздо более искренним. Шианни замыкала группу, закрыв за ними дверь.
Портниха была на рабочем месте, заколов седеющие волосы и работая, судя по виду, над одеждой какого-то слуги. Она пронзила взглядом Финиана, не сомневаясь, кто виноват в произошедшем. И Шианни было сложно с ней не согласиться – она любила Сориса, конечно же… Но, именем пресвятейшего зада Андрасте, им было слишком просто манипулировать.
- Кария, - мягко начал Фин, - я не в силах высказать сожаление, которое одолевает меня от того, что я пропустил нашу встречу.
- Продолжай. Посмотрим, что ты выдумаешь, - надменно ответила женщина, скрестив руки на груди. Шианни была с ней полностью солидарна.
- Просто… Когда мы были на рынке этим утром, я увидел прекрасную заколку, изукрашенную серебром и с такими чудесными узорами. И в качестве благодарности за то, что ты так много времени провела, работая над нашими с Сорисом свадебными нарядами, я просто обязан был тебе ее купить.
Заколка? Зачем Карии заколка? Шианни недоуменно посмотрела на Сориса, который ответил ей недоуменным пожатием плеч. Кария, однако, выглядела ошеломленной, неосознанно коснувшись своих волос. После небольшой паузы Финиан выступил вперед, достав из-за отворота рубашки маленькую плоскую коробочку.
- Я потратил большую часть дня, разнося сообщения по рынку, но мне никогда не удалось бы набрать нужную сумму, но без Сориса у меня ничего бы не вышло. Боюсь, из-за этого я и пропустил нашу встречу… Знаю, я полный дурак.
Он протянул Карии коробочку, и Шианни готова была поклясться, что у портнихи слезы выступили на глазах при одном взгляде на содержимое.
- Это… тонкая работа. Я тронута. Кто бы мог подумать, что ты способен на подобное? - она покосилась на Сориса и тонко улыбнулась Финиану. Тот же низвел очи долу.
- Конечно же, я пойму, если ты больше не захочешь работать над нашими нарядами.
- Чушь, - Кария шмыгнула носом, отложив заколку в сторону, - Мы же не можем позволить, чтобы вы приносили свои клятвы в портках, не правда ли?
- Хотя это развеяло бы местную скуку, - вставила Шианни, удостоившись уничижительного взгляда портнихи.
- Завтра утром, вы оба. Не мгновением позже полудня… И я серьезно. А теперь выметайтесь, у меня еще много дел!
Трио послушно покинуло помещение.

- Клянусь яйцами Создателя, брат, - присвистнула Шианни, пока они шли по эльфинажу, - Ты спланировал все это! Ты – самый хитрый проныра из всех, что я когда-либо видела.
- У меня еще и золотое сердце… где-то завалялось, - улыбнулся тот в ответ.
- И язык столь серебряный, что за него можно купить целую волость.
- Твои слова ранят меня, сестра! – Фин поднес руку к сердцу, - Столь сильно, боюсь, что я не смогу набраться сил для того, чтобы передать предназначенный тебе дар!
- Ты украл мне подарок? Как мило и благородно!
Финиан покопался за поясом и выудил узкую бутыль.
- И вновь жало твоих слов остро! Думаю, мне придется залить этим свою горесть, - он маняще помахал бутылкой перед лицом сестры.
- Клянусь Создателем, временами тебя слишком тянет на драму.
- Это орлейский букет… Кажется, - подмигнул Финиан.
Шианни рассмеялась и приняла бутылку из рук брата, уверенная, что что-то подобное они никогда не смогли бы себе позволить. Тем не менее, было непросто ужасаться тому, что Фин преступал закон – он ведь не крал у тех, кто не мог себе этого позволить, в конце концов. Если то, что он пошарил по карманам нескольких заносчивых шемских дворян, принесло им пару хороших вещичек… Возражать мог кто угодно, но не она. Финниан просто хотел, чтобы все они были счастливы.
И свободны… Но этого не могли принести ни шарм, ни ловкие пальцы.     

Отредактировано Meredith Stannard (2015-11-22 23:03:43)

0

3

AU в мире, подозрительно напоминающем Тедас, но примерно в наши дни с поправкой в столетие-другое. Серия (предположительно, если муза не отвернется от меня) ван-шотов, включающих как персонажей канонических, так и персоналии ролевой. И прошу простить, что пишу с другого аккаунта, но переключаться лень.

Nox Aeterna

Я привыкаю к свободе от оков...

Серые от грязи микроавтобусы с тонированными окнами, стройной линией рассекающие наступившую ночь, не привлекали к себе особого внимания. Подумаешь, едут и едут. Номеров под толстым слоем грязи не видно? Так это дело Стражи, а не обычных прохожих, у кого и без того проблем хватает. Так что к храму, в котором в ту ночь собрались сотни верующих (больше просто не поместилось, несмотря на искреннее желание), машины подъехали беспрепятственно. Даже на том этапе, когда из них начали выскакивать фигуры в бронежилетах, с оружием в руках и масками на лицах, столпившиеся у дверей Церкви прохожие первые мгновения не замечали их присутствия - внимание собравшихся было приковано к видимым даже на фоне темного, беззвездного неба столбам густого черного дыма, поднимавшегося ближе к центру города. Только в тот миг, когда посреди толпы раздался полный ужаса крик, за которым последовал мокрый глухой звук разорвавшейся плоти, люди соизволили обратить внимание на более приближенные к земному материи. Вот только под воздействием магического вируса число собравшихся начало быстро сокращаться, и вопли не затянулись надолго. С ног до головы затянутая в черное эльфийка с выбивающейся из-под капюшона прядью насыщенно-рыжих, почти что алых волос хлопнула застывшего рядом с ней мага с дрожавшими от напряжения руками по плечу и уверенно двинулась к дверям храма. Орган умолк, чистый ночной воздух наполнили крики паники и громкие отрывистые команды храмовников, и, когда Табрис пинком проторила себе путь внутрь, ее встретил свист свинца. Точнее, то место, где она была секунду назад - двигаясь с не присущей даже эльфам скоростью и грацией, Фира скользнула вперед, прячась за ближайшей скамьей. Передернув затвор пистолета, она отправила нескольких мужчин в серых бронежилетах к их Создателю точными выстрелами в голову, а ворвавшиеся следом соратники быстро разобрались с остальными. Стаккато автоматных очередей еще звучало за спиной женщины, когда она поднималась по винтовой лестнице наверх, в святая святых храма, где таилось одно из главных орудий Церковной пропаганды. Крики, плач и мольбы шемленов быстро смолкли - в ту ночь Угнетенные не собирались жалеть никого.

Оставив еще несколько быстро остывавших тел на своем пути, Табрис подошла к двери, из-за которой доносился неразборчивый шум, и вежливо постучала. Не дождавшись ответа, эльфийка пожала плечами и ухмыльнулась, одним движением сшибая преграду с петель и наводя оружие на начавшую подниматься из кресла девушку с наушниками на голове и раздраженным выражением лица. Оное, впрочем, стремительно сменилось смесью ужаса и паники, застыв посмертной маской после выстрела в сердце. Скинув труп с кресла, Табрис смерила его оценивающим взглядом. Лет девятнадцать, не больше - совсем еще девушка. Как и она в... тот день.

"Не время предаваться воспоминаниям. Не сейчас."

Плюхнувшись в оказавшееся крайне удобным сиденье, Фира хрустнула суставами, пробежалась взглядом по открытым на мониторе программам и, весело оскалившись, прервала занудную трансляцию очередного псалма. Церковные динамики усыпали улицы Денерима, дабы слово Создателя наполняло жизнь Его рабов с пробуждения до отхода ко сну, и теперь они наконец-то смолкли. Эльфийка продолжала хищно улыбаться, натянув сдернутые с тела наушники и придвинув к себе микрофон.

- Раз-два, раз-два-три, меня хорошо слышно? Чудесно! Мы временно прерываем вечернюю Песнь, чтобы сообщить вам, дорогие слушатели, что страх - это лишь иллюзия. Не нужно бояться, видя дым в небесах - это всего лишь догорающие казармы Стражи и рыцарей Храма. Не опасайтесь ничего, видя в глазках своих дверей хорошо вооруженные фигуры в черном - у каждого из них есть взрывчатка, и они все равно до вас доберутся. Не страшитесь, что ваш Создатель оставил вас - просто встаньте на колени, закройте глаза и представьте, что у вас во рту Его священный член! Не забудьте сопровождать молитвы причмокиванием, или отправитесь в Преисподнюю.

На этих словах Фира вспомнила того, с кого началось движение Угнетенных, и фыркнула, не сдержавшись. Сколь более сальной он мог бы сделать эту маленькую речь? Жаль, что материться через слово она так и не научилась.

- Но довольно о вас! Поговорим лучше о тех, кого вы в своей надменности не замечаете. О существах, стоящих лишь на ступеньку выше рабов, о прислуге, которую вы избиваете и насилуете в соответствии с буквой закона, о живущих в канавах и на помойках. Об Угнетенных. Братья и сестры, если вы слышите это, возрадуйтесь, ибо провозглашенный в пророчестве час пришел! Час спасения, час свободы, час мести! Берите все, что может сойти за оружие, и выходите на улицы, если хотите показать людям, кто здесь хозяин. Мы вам поможем.
Скосив глаза на часы, рыжая с удивлением обнаружила, что уже немного выбивается из графика. Наушники мешали понять, прибыло ли то, что осталось от отрядов быстрого реагирования, но водруженный рядом с клавиатурой коммуникатор молчал.

"Как бы то ни было, пора переходить к сути."

Она вытряхнула из приткнутой в один из карманов бронежилета пачки сигарету, похлопала по карманам в поисках зажигалки и, щелкнув, жадно затянулась, свободной рукой отправляя несколько сообщений. В комнате не было окон, но эльфийка искренне надеялась, что по сигналу прогремят взрывы на снабжавших столицу энергией электростанциях, а большая часть города погрузится во тьму.

"Или я буду чувствовать себя полной идиоткой, когда меня поставят к стенке."

Крутанувшись в кресле и собираясь с мыслями, Фира тихо хихикнула, представляя себе лица шемленов, которым только что вынесли приговор. Видят Боги, она искренне надеялась на то, что ее плененные собратья воспользуются возможностью, но в прошлом попытки привлечь многих из них на сторону Истины не принесли особых успехов. Кстати...

- Бум! Такую прекрасную ночь свет только портил. Итак, шемы, пока вы сидите в абсолютной темноте и плачете, надеясь на спасение, которое не придет, я расскажу вам чудесную сказку. Обещаю, у нее будет хороший конец, и есть шанс, что некоторые из вас даже до него доживут.

Затяжка. Еще одна. Воспоминания нахлынули на нее лавиной между ударами сердца. Радость и боль, веселье и наслаждение, потеря и смерть. Слишком много смерти для нее одной. Запрокинув голову, Табрис рассмеялась, вспоминая о том, как некогда держала Зверя в клетке, надеясь, что его никогда не придется выпускать снова.

"Как наивна я тогда была."

- Давным-давно жили-были эльф, эльфийка и гном, которые хотели от жизни одного - свободы. Ну и что с того, спросите вы? В вашем чудесном обществе они уже были свободны - свободны жить на помойках, свободны собирать крохи с дворянских столов, свободны кланяться и прославлять своих господ. Вот только им, ужасным недо-людям, этого было мало. "Какая наглость! Им нужно было знать свое место!" - скажете вы и, удовлетворенно улыбнувшись, наградите пощечиной осмелившуюся поднять взгляд эльфийку-служанку. В каком-то плане вы даже будете правы. Но они не хотели вечно скрываться в тени и надеяться на то, что однажды придет Спаситель, который освободит их. Нет, они наивно мечтали добиться этого самостоятельно.

Сигарета истлела, и пришлось сделать паузу, чтобы вытряхнуть из пачки новую. Стряхивая пепел на шемку, под которой растеклась кровавая
лужица - серый хорошо смотрелся на белоснежном, искаженном от запечатлевшегося на нем в последние мгновения ужаса лице - Фира выпустила клуб дыма. Струящиеся завитки напомнили о его волосах, которые мягкой рекой скользили сквозь ее пальцы в тот миг, когда она в последний раз чувствовала себя целой.

- Сначала они пытались решить дело миром. Честно сказать, ни один из них этого не хотел, но они обязаны были попытаться. Будущие освободители не могли явиться народу с обагренными кровью руками, верно? Полагаю, сейчас вы смеетесь, думая о событиях этой ночи - я-то точно смеюсь, ха-ха - но тогда им казалось, что иначе и быть не может. Да, люди сломали жизнь каждому из них, но они не хотели скатываться до уровня шемленов.

Она, конечно, приукрашивала истину, потому что попытка была всего одна. Да и то Табрис пришлось с пеной у рта доказывать собратьям по несчастью, что это не пустая трата времени и что все вполне может сработать. Только потому, что она боялась спустить Зверя с цепи. Креван никогда не сквернословил так изощренно, как в тот день. Окурок по дуге полетел вниз, угодив точно в ухо импровизированной пепельнице, и Фира не стала сдерживать вырвавшийся из груди смешок.

- У группы появились сторонники и единомышленники. И вот, в один прекрасный день они собрались на почтительном удалении от дворца с плакатами и транспарантами, скандируя что-то невнятное о правах Старых Рас. Жаль, что именно тогда наша дорогая королева - да благословят Боги Ее Величество - была не в духе и, услышав о нарушителях спокойствия, приказала разогнать демонстрацию с применением любой необходимой силы. Не спрашивайте, откуда я все это знаю, или мне придется вас убить!

Как учила ее мать, толика юмора полезна в любой ситуации.

"И всегда лучше смеяться, чем плакать."

- Учитывая, что командором Стражи был в то время ксенофоб каких еще поискать, доблестные хранители порядка и спокойствия не стеснялись выражать его чувства. В ход сразу пошел слезоточивый газ, взметнулись дубинки, толпа дрогнула... А потом в одного из стражников угодил огненный шар. В итоге он не так уж и сильно пострадал, но вот из демонстрантов живыми ушли от силы пять-шесть, включая наших героев, которые бежали, когда запахло жареным. Вы знали, что обычной дубинкой можно убить? Особенно того, кто всю жизнь провел в голоде и нищете?

Она до сих пор помнила, как кровь стучала в ушах, а сердце вырывалось из груди. Затянутые пеленой слез глаза не разбирали дороги, и она просто бежала, пока не упала без сил в какой-то подворотне. Крики умиравших не давали ей спать спокойно весь следующий месяц.

- Примерно на этом этапе наши трусливые герои смирились с мыслью о том, что без насилия не обойтись. Они ушли глубоко в подполье и принялись строить коварные планы свержения сурового, но справедливого шемского режима. И несколько месяцев спустя мир впервые услышал об Угнетенных... Пусть в ту пору названия группы злокозненных террористов еще никто не знал. Помните те взрывы в метро? Сердечный приступ доблестного командора? Таинственные смерти нескольких дворян? Наших... прошу простить, их рук дело. Их запачканных в крови по локоть преступных рук.

Возможно, она немного переборщила с сарказмом - тот был столь густ, что к нему не хватало только ломтя хлеба и чашки чая для сытного завтрака. С другой стороны, приличная часть ее слушателей, если все пошло по плану, уже должна была биться в предсмертных судорогах, так что это не имело особого значения. То, чем она занималась в тот миг, даже традиционным посланием назвать было сложно. Просто попытки... облегчить душу, быть может? Как бы то ни было, речь подходила к концу.

- Те из вас, кто еще в силах думать - и жив, конечно - наверняка задаются вопросом... К чему это все? Зачем было прерывать чудесную Песнь ради экскурса в историю, которая никому из вас не интересна?

Перед глазами встало абсолютно спокойное лицо привязанного к электрическому стулу Кревана, который не проронил ни слова, когда на голову ему надевали мешок.

- Зачем этой ночью умерли сотни или, надеюсь, даже тысячи относительно невинных людей?

Шелдон, закурив одну из своих вонючих сигар, махнул ей рукой, поудобнее пристраивая пулемет и готовя сюрприз обнаружившему их укрытие наряду Стражи.

- В чем причина всего этого безумия?

Она закрыла глаза, не обращая внимания на окурок, который жег пальцы. Тьма, безграничная и милосердная, накрыла город. Это все, на что ей оставалось надеяться.

- У меня нет четкого ответа на этот вопрос. Могу сказать лишь одно - пришла Ночь Освобождения, и всех, кто встанет на нашем пути, мы сотрем в порошок. Мы разорвем все цепи, переступим все границы, взломаем все клетки. Мы давно забыли, что значат красивые слова вроде "милосердия" и "сострадания". Осталось лишь одно, что заставляет наши сердца биться.

Фира распахнула глаза, оскалившись перед незримой аудиторией. Коммуникатор по-прежнему молчал. Окурок отправился в бреющий полет, а ладонь легла на рукоять пистолета.

- Свобода. Свобода от оков, королей, богов, законов и здравого смысла. Сегодня горит Денерим. С рассветом пожар раскинется по Ферелдену. Через неделю весь мир будет в огне. Вам не спрятаться и не убежать. Никому из вас.

Шестое чувство, которое она раньше ассоциировала только со Зверем, выло у нее в голове, моля обернуться. Но, раз уж ее мозги еще не забрызгали монитор, торопиться было особенно некуда.

- Те, к кому судьба будет милосердна, получат быструю смерть. А что до остальных... Позволю вам самим пофантазировать на эту тему, пока добрые нелюди в черном врываются в ваши квартиры.

Почувствовав давление чего-то холодного и металлического на затылке, Фира ухмыльнулась и демонстративно оттолкнула пистолет в сторону, поднимая руки. Кровь забурлила от притока адреналина, заменившее большую часть организма железо вышло из спящего режима, а сердце забилось чаще... Но это не было поводом для паузы.

- Спокойной ночи, дорогие слушатели, и пусть ваши грязные, мелочные душонки вечность скитаются по Тени, не находя ни приюта, не утешения. А теперь мы возвращаемся к хиту, покорившему топы чартов еще несколько столетий назад - Песнь Света! И помните, что эта ночь продлится вечно...

Шумно выдохнув, она нажала на пару кнопок, возобновляя прерванную запись, стянула наушники и крутанула кресло, оказавшись лицом к лицу с тем, кто посчитал, что наставить пушку на борца за свободу в честно отвоеванном им здании - хорошая идея.

"Поправка - с той."

Рыжие волосы, карие глаза, милое личико и взгляд хладнокровного убийцы, пронзавший насквозь не хуже пули. Каменное выражение лица профессионального игрока в покер или шпиона, что по опыту Табрис нередко совпадало. Костюм в серых тонах, подогнанный по фигуре и явно прятавший пару-тройку сюрпризов, с откинутым капюшоном. Пистолет с глушителем в лишенной даже намека на дрожь руке. Дистанция, которую нельзя было преодолеть обычным прыжком. Ухмылка превратилась в кровожадный оскал.

- Если у тебя есть претензии по поводу содержания передачи, то засунь их...

Голос был столь же холодный и пустой, как и взгляд. Впрочем, возможно, где-то в глубине глаз... Нет, показалось.

- Руки за голову. Именем Инквизиции, Вы арестованы по подозрению в убийстве, покушении на убийство и организации преступной группировки. Вы имеете право хранить молчание...

"Что же сломало тебя, интересно?.."

Табрис медленно завела руки за голову, готовясь сложить пальцы в особом жесте, который позволил бы вынуть спрятанный в укромном месте нож. И, естественно, продолжала скалиться, сверля собеседницу взглядом голодной волчицы. Когда Зверь полностью избавился от преград, они нашли друг с другом много общего и, за неимением лучшего слова, слились воедино. Сейчас оба хотели попробовать кровь стоящей перед ними жертвы на вкус. Разорвать мягкое, сладкое, нежное сердце, и закрыть глаза, взгляд которых был так похож на ее собственный. Фира почувствовала, как из уголка рта начала течь слюна, и напряглась. Ее жертва еще говорила, но звуки сливались воедино, заглушенные биением крови.

- Потанцуем?

Отредактировано Fira Tabris (2015-12-15 02:41:35)

+1


Вы здесь » Dragon Age: Sacrifice » Творчество » Потусторонние письмена.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC